Main menu

Упасть – или подняться?

07 08 2023 S
 
 

 

Ум и сердце

– Меня зовут Андрей Драгель, мне 35 лет. Хочу рассказать, как я научился ценить каждый прожитый год и все, что Бог дает мне.

Эта история началась в солнечный майский день, когда я лежал спиной на холодном бетоне, боялся пошевелиться, а в голове был один вопрос к Богу: «За что Ты так со мной?»

Еще в детстве я видел книги о Боге с красивыми картинками и задавал взрослым вопросы о Нем. Позже мои взгляды стали более прагматичными, материалистичными. Я стал верить в теорию Дарвина, и меня не смущала мысль, что я произошел от обезьяны: «Это же наверняка была самая умная и красивая обезьяна», – думал я. И был уверен, что наука может объяснить все.

Но со временем я заметил, что наука не дает ответов на фундаментальные вопросы жизни. Так получилось, что как раз в то время я встретил старого знакомого. Мы начали разговаривать, общаться – и я заметил, что он уже не тот человек, каким я его знал. Ненормативные выражения, которые раньше то и дело проскакивали в разговоре с ним, теперь были не к месту. Раньше он мог и выпить, и покурить, и подраться – сейчас же это был очень разумный человек с чистой речью и логикой. Оказалось, что он стал верующим, христианином. Я спросил, почему он решил поверить в Бога. Один его аргумент зацепил меня: «Если Бога нет, то я ничего не теряю, поверив в Него. А если Он есть, то я в любом случае много приобретаю!»

Я пошел с ним в церковь «Путь жизни» в г. Полоцке (Беларусь). Мне понравилось: служение началось с музыкального прославления Бога, и оно коснулось моего сердца – и музыка, и слова, и смысл. Я был так потрясен, что стоял и плакал, хотя не думал, что способен на такое.

В результате я стал ходить в церковь по воскресеньям и по праздникам, получал там заряд бодрости, так что хотелось для Бога горы свернуть… Но не всегда этого энтузиазма хватало до конца недели. В пятницу уже тянуло полежать на диване, а к воскресенью и вовсе никуда не хотелось идти, даже в церковь. Но когда я поднимал себя и все-таки шел в церковь, то ни разу не жалел об этом: после церкви опять словно оживал. Так было несколько лет.

А потом…

 

«Почему?!.»

Потом у нашей церкви появилось здание – не новое, а отданное верующим, чтобы они могли переделать его под церковь. Предстояло много работы, и я стал помогать в ремонте. Нужно было, например, демонтировать покрытие гаража… Мы с приятелем решили, что на крышу уж точно ни за что не полезем, потому что весим каждый больше сотни кг. Но в итоге я все равно оказался на крыше, стал отрывать там балку. Она держалась крепко. Я ее поддел с усилием, но балка не сдвинулась с места, а мое усилие вернулось мне же… И вот я уже падаю вниз, пытаясь схватиться хоть за что-то руками, но безуспешно.

Пол гаража бетонный, внизу – смотровая яма, и я оказываюсь ногой в этой яме, а копчиком – на полу. Лежу и боюсь пошевелиться: вдруг подам сигнал ногам двигаться – а они на этот сигнал не ответят?..

Было непонятно: как же так, я же богоугодным делом занимался, церковь помогал в порядок приводить – и вот так пострадал? Однако всем, кто собрался вокруг меня, я сказал: «Не переживайте, сейчас немножко полежу и встану».

Но я не встал, потому что пол оказался прочнее, чем мои кости. Братья-христиане, которые работали рядом, стали за меня молиться. И эта молитва стала переломным моментом: я решил не роптать, а принять ситуацию, как она есть. Пусть сейчас я не понимаю, почему и для чего так случилось, но потом пойму. В моем разуме появилась четкая мысль: «Бог любит тебя». И я переключился на эту мысль. Стал благодарить Бога за то, что Он со мной.

Приехала скорая, и меня забрали. Оказалось, что у меня сломано пять позвонков, кость таза, лобковая кость… Мне вкололи обезболивающее, сделали рентген, пришла медсестра, стала рассказывать, что у меня сломано. И, посмотрев на меня, добавила: наверно, и черепно-мозговая травма тоже… Потому что, слушая ее, я улыбался, и это выглядело странно. А дело было в том, что у меня текли слезы, и я не мог их вытереть, так как не мог толком двигаться. Слезы заливались в уши, и было щекотно… Но обезболивающее действовало только два часа, и потом стало очень больно.

Боли было много, это длилось долго. И только Бог дал мне надежду и крепость духа пережить такую дикую боль и продолжать верить, что в будущем меня ждет много хорошего, что я еще много полезного сделаю в жизни.

 

Чтобы душа дышала

В больнице произошла немного комичная история. Туда вместе со скорой приехали парни из церкви. Они очень переживали за меня. Врачи зовут их и говорят: «Прощаться будете?» Они подумали худшее: «В каком смысле – прощаться?!» А врачи им объяснили: «Ну, просто мы его в реанимацию везем. Может, вы что-то хотите ему пожелать перед этим, сказать что-то – и мы его увезем».

Время в реанимации было трудным: от боли я не мог спать, ночью просыпался – и смотрел в маленькое окошко, думал: «Почему так долго не наступает рассвет, ведь уже весна, а за окном еще темно!»

Пока я лежал там, многое понял о том, что в жизни важно, а что нет. Наша ежедневная бытовая рутина подменяет понятия: все вращается вокруг второстепенных вещей, и они начинают казаться главными. Но на самом деле то, какой у нас телефон, на чем мы ездим и т. д. очень мало влияет на нашу судьбу. А мы переживаем из-за этого, тратим на это столько времени и сил.

Мне стало ясно, чем для меня полезно то, что со мной произошло. Бог допустил такую ситуацию, чтобы я не тратил годы на пустое, как было раньше. Чтобы моя жизнь наполнилась большим смыслом. И мне сейчас больно – зато не будет мучительно больно потом, не придется жалеть о жизни, потраченной напрасно.

Рядом со мной в палате лежал человек, который раньше был здоров и силен. И однажды утром он просто шел на работу. Поскользнулся на лестнице, ударился головой – и получил перелом шейного позвонка. Теперь он не мог двигаться. Я смотрел на него и думал: мы, люди, не понимаем, насколько наша жизнь хрупка, как легко она может измениться или оборваться. У нас нет защитной брони или панциря, как у черепахи. А мы живем – и не замечаем, как Бог хранит нас день за днем от многих опасностей. Не благодарим Его за то, что Он нам дает. Обращаемся к Нему, только когда оказываемся в беде.

В реанимации я увидел, как уязвимы мы без Бога, без Его помощи.

Для меня эта история закончилась хорошо, Бог восстановил мое здоровье полностью. Год спустя я уже танцевал во славу Бога праздничный танец на Троицу. Этот танец был моей благодарностью Ему.

Но Бог укрепил не только мой позвоночник, а еще и мой внутренний, духовный стержень. Я понял важную вещь: каждый день мы выбираем одно из двух – либо приближаемся своим сердцем к Богу, либо удаляемся от Него. Порой мы выделяем время общению с Богом, читаем Библию, молимся, стараемся делать то, чему нас учит Христос, – и наше духовное состояние улучшается… Но, почувствовав духовный подъем, мы успокаиваемся, думаем: «Теперь можно пару недель позаниматься другими делами», – и надолго откладываем свою духовную жизнь. Погружаемся с головой в быт, в работу, в рутину. Но это ошибка. Общаться с Богом, как и дышать, нужно каждый день.